Статьи

Недобросовестный участник — директор. Привлечь к ответственности и исключить можно

Директор-участник совершил невыгодные сделки, причинил ущерб, нарушил баланс интересов. Взыскать убытки с директора или исключить участника из общества? Эти требования не исключают друг друга. Инициируйте судебное разбирательство о взыскании убытков, а потом поднимите вопрос об исключении. Альтернативный вариант — сразу заявите о взыскании убытков и исключении. Ну а после исключения правильно зачтите сумму убытков и стоимость доли участника.

Распространенный вид ответственности руководителя — имущественная ответственность за убытки, причиненные обществу, другим участникам или кредиторам юридического лица (подп. 2, 3 ст. 53 ГК РФ и подп. 1, 3 ст. 53.1 ГК РФ). Иные виды ответственности или не предусматривались законодательством, или судебная практика не применяла их к директорам. С 2012 года ситуация поменялась: участника могут исключить за действия, которые он совершил как директор.

Исключить участника за действия директора можно

В 2012 году ВАС РФ указал, что «совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили» (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 No 151).

В 2015 году точку зрения выразил Верховный суд РФ. Суд приравнял к нарушениям, которые допускают исключение участника из общества, противоречащие интересам общества действия участника в качестве директора (п. 25 постановления Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 No 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»).


Принцип двойной ответственности не применяется

Действующее законодательство не запрещает одновременно заявлять требования о привлечении директора-участника к ответственности и исключении его из общества. Это возможно, если признать, что исключение участника является не мерой гражданско-правовой ответственности, а представляет собой санкцию в виде расторжения соглашения, которое предполагает обязанность участника действовать в интересах общества.

Взыскание убытков с лица, осуществляющего функции директора, — мера гражданско-правовой ответственности. Если исключение участника-директора признать одним из видов гражданско-правовой ответственности, то заявлять такое требование одновременно с требованием о взыскании убытков будет нельзя.

О.В. Гутников полагает, что исключение участника — это санкция в виде лишения участника корпоративных прав против его воли. Такая санкция может рассматриваться лишь в порядке применения мер ответственности за серьезные нарушения участником корпоративных обязанностей («Исключение участника юридического лица: мера ответственности и способ защиты корпоративных прав» // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015, No 2. С. 102–127).

Д.В. Ломакин отмечает, что в исключении участника нет ни одного из существенных признаков гражданско-правовой ответственности. Исключение участника не влечет за собой дополнительных имущественных обременений для него (Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 431–432).

В литературе эксперты приводят признаки, которые позволяют отнести исключение участника к гражданско-правовой ответственности. Во-первых, исключение участника всегда связано с его неправомерным поведением. Затруднение деятельности общества — следствие нарушения обязанности участника не совершать действий (бездействий), которые существенно осложняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация (п. 4 ст. 65.2 ГК РФ).

Во-вторых, выплата исключенному участнику денежного эквивалента стоимости корпоративных прав не означает, что участник не несет никаких дополнительных имущественных потерь. Рыночная цена акций (долей) может существенно превышать часть стоимости чистых активов. Участник не сможет получать в будущем дивиденды от результатов деятельности общества.

Ключевой признак юридической ответственности — лишение субъективных гражданских прав либо возложение новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей в результате применения санкции за правонарушение (Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 97). А вышеперечисленные последствия возникают не в силу исключения участника, а в результате иных обстоятельств — к примеру, роста рыночной стоимости доли, нарушения срока ее выплаты и т.д. Эти обстоятельства напрямую не связаны с санкцией.

Согласно позиции А.А. Кузнецова, исключение участника необходимо рассматривать как санкцию за нарушение, вытекающую из заключенного между сторонами соглашения и обязанности действовать в интересах общества. В этом случае санкция — расторжение договора о совместной деятельности с целью извлечения прибыли путем создания юридического лица. Судебная практика признает расторжение договора мерой ответственности, но не исключает возможности применить к правонарушителю иные имущественные санкции.

Принцип «non bis in idem»

Конституция РФ содержит известный принцип — никто не может нести ответственность дважды за одно и то же правонарушение (ч. 1 ст. 50). Законодатель закрепил принцип в нормах уголовного, административного и налогового законодательства (ч. 2 ст. 6 УК РФ, п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, п. 2 ст. 108 НК РФ). В ГК РФ указанный принцип отсутствует. Важно, что Конституция РФ вслед за п. 7 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года устанавливает правило о недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление. Гражданско-правовой деликт не относится к преступлению. Ранее в ст. 65 Конституции РСФСР 1978 года (в ред. Закона от 21.04.1992) использовалась более широкая трактовка: «никто не должен дважды нести уголовную и иную ответственность за одно и то же правонарушение». С 1992 по 1993 год сферадействия принципа сократилась. Суды основывают позицию о запрете на двойную ответственность на общих подходах и судебной практике. Исключение из принципа в гражданском праве — установление штрафной неустойки (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время. Но кредитор вправе требовать с должника суммы основного долга и имущественные санкции в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 No 104). Таким образом, обязанность общества выплатить участнику действительную стоимость его доли также укладывается в концепцию того, что исключение участника представляет собой вид договорной ответственности.


Исключить директора-участника можно за злоупотребления и недобросовестность

Исключить участника-директора из общества можно. Если у компании уже будет судебное решение о взыскании убытков с участника-директора, это поможет доказать недобросовестное поведение участника и наличие неблагоприятных последствий. Позицию общества в споре усилят доказательства того, что участник-директор действовал неразумно, недобросовестно и препятствовал деятельности общества.

Судебная практика применяет ст. 53.1 ГК РФ, если доказан факт недобросовестного и неразумного поведения лица. Лицо, которое входит в состав органов юридического лица, обязано действовать в его интересах добросовестно и разумно. Если директор нарушает эту обязанность, по требованию юридического лица или его участников он должен возместить убытки, причиненные таким нарушением (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 No 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

В законе недобросовестное и неразумное поведение участника не закреплено как основание для исключения последнего из общества. Главные признаки поведения, которое допускает исключение участника, — создание препятствий для деятельности общества (ст. 10 ФЗ об ООО, п. 1 ст. 67 ГК РФ).

Зачет требований

Закон не исключает возможности зачета требований по возмещению убытков и выплате действительной стоимости доли. Нормы закона предусматривают зачет встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования (ст. 410ГК РФ).

Однородность. Такие требования возникают из обязательств, в которых участвуют одни и те же лица (юридическое лицо и участник-директор). Обязательства однородные по предмету исполнения — денежные. Сейчас суд не признает тождество правовой природы требований необходимым условием для признания встречных требований однородными.

Раньше судебная практика признавала отношения из различных оснований неоднородными. В одном из дел суд установил, что требование об уплате покупной цены и требование о возмещении убытков — неоднородные (постановление ФАС ВСО от 03.02.04 No А33-06480/03-С1-Ф02- 56/04-С2).

Ситуация начала меняться в 2001 году. Президиум ВАС указал, что ст. 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства (п. 7 Информационного письма от 29.12.2001 No 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»).

Бесспорность. Президиум ВАС указал, что ГК не определяет бесспорность требований для зачета и отсутствие возражений сторон о наличии и размере требований в качестве условий зачета. Если есть спор по одному из требований, это не препятствует подать заявление о зачете. Есть одно условие: в суде не должно быть спора по обязательству, которое стороны хотят прекратить (постановление ВАС РФ от 07.02.12 No 12990/11 по делу No А4016725/2010-41-134).

Идентичная точка зрения изложена в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 No 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»:

  • пункт 1 — «мера в виде исключения участника подлежит применению в случаях, когда лицо совершает действия, заведомо влекущие вред для общества, тем самым нарушая доверие между его участниками и препятствуя продолжению нормальной деятельности общества»;
  • пункт 2 — «совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили»;
  • пункт 3 — «совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при осуществлении полномочий, предоставленных ему на основании доверенности, выданной обществом, может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили»;
  • пункт 4 — «голосование участника по вопросам повестки дня общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, а равно систематическое уклонение от участия в собраниях могут являться основанием для исключения участника из общества, если такие действия (бездействие) причиняют значительный вред обществу или делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют».

Заграничная бесспорность

В зарубежных правопорядках вопрос бесспорности обязательств для зачета нормативно закреплен. Французские цивилисты указывают, что зачет невозможен при неисчисленных долгах, ибо невозможен и сам платеж: еще неизвестно, сколько следует. В ГК Квебека содержится аналогичное правило: зачет осуществляется в отношении долгов, которые являются взаимно определенными (ст.1673 ГКК).

Указанные действия участника носят следующие признаки:

  • участник в рамках своих прав совершает действия недопустимым способом или средствами;
  • нарушаются права или законные интересы участников или юридического лица в целом.

Все перечисленное подпадает под основные характеристики злоупотребления правом. Участник в данном случае пользуется субъективным правом в противоречии с его назначением, что приводит к конфликту интересов юрлица и конкретного участника.

Злоупотребление правом суд устанавливает через призму добросовестности. Суд откажет в защите недобросовестному лицу, если это лицо не соблюдает принципы разумности и добросовестности (постановление Президиума ВАС РФ от 14.11.2006 No 8259/06 по делу No А40-38670/04-63-424). Несмотря на то что прямого указания на недобросовестное поведение лица при применении п. 1 ст. 67 ГК РФ в законе нет, доказательства недобросовестного поведения могут повлиять на исход спора об исключении участника.

Оценить добросовестность поведения участника-директора помогут положения п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 No 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В пункте 1 этого же постановления указано, что суд признает участника недобросовестным, если доказать, что участник знал или должен был знать о том, что на момент совершения его действия не отвечали интересам юридического лица.

Комментарии

Задайте ваш вопрос

*
*
*